11.04
2011

Государство не ограничивает доступ частных пользователей к интернет-сайтам. Об этом сообщил начальник управления по надзору за соблюдением законодательства и законности правовых актов Генпрокуратуры Павел Родионов, комментируя сообщения об ограничении доступа к сайтам «Хартия-97» и «Белорусский партизан».

Павел Родионов отметил, что 23 марта 2011 года Генпрокуратура вынесла постановление о внесении идентификаторов этих двух интернет-ресурсов в список ограниченного доступа. Однако он подчеркнул, что это не значит полного перекрытия доступа. Этот список касается, в частности, государственных учреждений, учреждений образования и культуры. Он не распространяется на органы, которые занимаются оперативно-розыскной деятельностью, на суды, Комитет госконтроля и так далее. Более того, не касается это и частных пользователей, которые по-прежнему имеют возможность посещать данные интернет-ресурсы.

Решение Генпрокуратуры принято во исполнение указа №60. Павел Родионов напомнил, что в списки ограниченного доступа могут быть включены сайты, которые пропагандируют порнографию, экстремистскую деятельность и т.д. Генеральная прокуратура уже принимала постановления по этому поводу в 2010 году. В список было внесено около 20 сайтов, на которых содержалась информация, связанная с торговлей людьми и пропагандой порнографии.

Что касается упомянутых двух интернет-ресурсов, то, по словам Павла Родионова, «ни для кого не секрет, что на этих сайтах в ноябре и декабре 2010 года появлялась информация, не соответствующая законодательству». Представитель Генпрокуратуры пояснил, что это, в частности, призывы к участию в несанкционированной акции. Редакторы сайтов это хорошо знали и понимали. Кроме того, Павел Родионов отметил, что пользователи данных сайтов допускают оскорбительные комментарии, в том числе касающиеся людей, которые занимают государственные должности. При этом администраторы ресурсов не принимают по этому поводу никаких мер.

«Для граждан очевидно, что государство не должно финансировать посещение таких сайтов. Генпрокуратура не преследует цель ограничить свободу слова. Государство даже внешне не может потворствовать нарушению законодательства»,

— сказал Павел Родионов.