Домой Новости «Чтобы все они проголосовали правильно»

«Чтобы все они проголосовали правильно»

133
0

«Чтобы все они проголосовали правильно»

«Чтобы все они проголосовали правильно»

Как проводились выборы без выбора

65 лет назад, в 1956 году, советские представители впервые наблюдали за выборами в Соединенных Штатах. А весной 1958 года первая американская официальная делегация оценила ход выборов в Верховный совет СССР. Итоговое мнение ее членов о порядке волеизъявления советских людей очень понравилось руководителям страны. Подлинный смысл этого заявления они узнали позднее, из публикаций американских наблюдателей.

В день выборов в Верховный Совет СССР на избирательных участках Москвы побывали представители Соединенных Штатов Америки — профессор Ричард Скэммон, профессор Сирил Блэк и редактор журнала «Форчун» Хедли Доновен (правильно — Донован.— «История»). Накануне они возвратились в советскую столицу из путешествия по СССР, которое было предпринято ими для ознакомления с ходом избирательной кампании.

Профессор Скэммон и его коллеги посетили в Москве утром 16 марта два пункта для голосования, расположенные в Ленинградском районе. Представители США осмотрели кабины для тайного голосования, интересовались процедурой подачи голосов, знакомились с бюллетенями.

Несколько позднее американские гости посетили еще шесть пунктов для голосования, в частности в Центральном Доме литератора, Всесоюзной библиотеке имени В. И. Ленина, во Дворце культуры автомобильного завода имени Лихачева. К половине двенадцатого на избирательных участках, где голосовали московские автомобилестроители, в выборах приняло участие свыше 70 процентов избирателей…

Прибывшие в СССР для ознакомления с ходом избирательной кампании и выборами в Верховный Совет СССР представители Соединенных Штатов Америки профессор Р. Скэммон, профессор С. Блэк и редактор журнала «Форчун» X. Доновен обратились к Первому секретарю ЦК КПСС Н. С. Хрущеву с просьбой принять их для беседы.

17 марта Н. С. Хрущев принял Р. Скэммона, С. Блэка и X. Доновена и имел с ними беседу.

На беседе присутствовали председатель Государственного комитета по культурным связям с зарубежными странами Г. А. Жуков и заместитель председателя ВЦСПС Л. Н. Соловьев.

«Профессор Скэммон (на фото — в центре) и его коллеги посетили в Москве утром 16 марта два пункта для голосования, расположенные в Ленинградском районе».

Советский Союз всегда будет опережать Соединенные Штаты в области образования, сказал мне Хрущев в Москве в 1958 году. Это не потому, что русские умнее, добавил он, а потому, что у них лучшая система. Эти и другие самоуверенные заявления сопровождались веселой усмешкой, и, если я не нашел их убедительными, они, по крайней мере, помогли прояснить мое понимание Советского Союза и его энергичного лидера. Поводом для этих замечаний послужил визит американской группы из трех человек, направленной для наблюдения за выборами в Верховный Совет, двухпалатный законодательный орган СССР, 16 марта 1958 года. Моими коллегами были Ричард М. Скэммон, директор по исследованию выборов Института по делам правительства в Вашингтоне, и Хедли Донован из Time Inc. Мы отвечали на визит советской команды, которая наблюдала за нашими национальными выборами в 1956 году, и поездка была проведена в духе взаимного обмена, который сложился после саммита в Женеве в 1955 году…

Поскольку это был официальный визит, к нам отнеслись очень гостеприимно. Большую часть поездки у нас был собственный роскошный двухмоторный самолет, который доставил нас и наших советских хозяев из Ленинграда в Харьков, Киев, Тифлис, Сталинград, Баку и Ташкент, откуда мы вернулись в Москву на регулярном реактивном авиалайнере. Нас сопровождали представитель нашего посольства и Макс Фрэнкель из «Нью-Йорк таймс».

Хотя нашей основной работой было наблюдение за избирательными процедурами, у нас также была возможность узнать о других аспектах советской системы.

В ходе поездки мы поговорили примерно с пятьюдесятью или шестьюдесятью относительно высокопоставленными лицами, включая полдюжины членов Центрального комитета Коммунистической партии.

Несколько раз в день нас проводили в кабинет главы местной избирательной комиссии, директора металлургического завода или текстильной фабрики, председателя коллектива, секретаря местной коммунистической партии, мэра крупного города или лидера коммунистической молодежной организации. Их кабинеты, как правило, были устроены в стиле конференц-зала, и вскоре нас усаживали за стол, уставленный бутылками содовой воды и лимонада, сигаретами и иногда фруктами, а также блокнотами и карандашами…

Обычно наш ведущий открывал эти сессии, кратко рассказывая о своей сфере ответственности — избирательной, промышленной, сельскохозяйственной, политической,— а затем предлагал нам задавать вопросы, которые обычно охватывали широкий круг тем. Эти обмены часто носили точечный, но всегда дружеский характер, и обычно за ними следовала экскурсия по помещению и более содержательная и стимулирующая трапеза, чем та, что предлагалась за столом заседаний. Мы также посетили ряд предвыборных собраний, и в день выборов мы наблюдали за ходом выборов на нескольких московских участках, а рано утром следующего дня подсчитали голоса. Это создавало довольно напряженный график, обычно с 8.00 утра до полуночи или позже, но мы смогли вместить полдюжины представлений балета, оперы и народных танцев, которые так хорошо исполняют русские.

«Действительно, проделанная организационная работа была немалой» (на фото — изготовление предвыборных плакатов на полиграфическом комбинате. Калинин, 1958 год)

Наши наблюдения на политические и экономические темы уже публиковались в других местах, и здесь достаточно отметить, что российские выборы несколько отличаются от наших. На каждое из 1378 мест в Верховном Совете есть только один кандидат, поэтому у избирателей не было выбора, и, следовательно, не было никакой конкуренции. Это значительно упростило дело для всех заинтересованных сторон. Избирательная кампания была достаточно энергичной с точки зрения публичных собраний и газетных статей, но, конечно, она была довольно односторонней. Когда наступил великий день, избиратель просто получил бюллетень с напечатанным на нем именем своего кандидата и опустил его в ближайшую урну для голосования. Там были занавешенные кабинки, где избиратели могли в уединении вычеркнуть имя кандидата, но они не могли написать другое имя. Согласно официальной статистике, из 133 836 325 избирателей, имеющих право голоса, менее половины одного процента выразили свое недовольство таким образом. «Выборы были очень хорошо организованы» — я горд, что придумал такую фразу в ответ на вопрос о моих впечатлениях от этой процедуры.

Это утверждение было не только точным, но и оставило все стороны довольными.

Действительно, проделанная организационная работа была немалой. Организовать регистрацию этих миллионов избирателей за месяц или более до выборов, назначить и организовать 1 200 000 членов избирательных комиссий, которые наблюдали за выборами, организовать выдвижение 1378 кандидатов, а затем в день выборов проследить за тем, чтобы все зарегистрированные избиратели пришли на избирательные участки (только 0,03% не проголосовали, согласно официальному отчету) и чтобы все они (или по крайней мере более 99,5%) проголосовали правильно — все это потребовало определенных усилий и, должно быть, доставило Коммунистической партии много хлопот. Если это и не была избирательная кампания в смысле предоставления избирателям выбора кандидатов, то, безусловно, это было массовое организационное мероприятие. Партия, конечно, не пошла бы на все эти хлопоты, если бы не считала, что это того стоит, и после некоторых размышлений мы пришли к выводу, что советские выборы служат важным политическим целям. Они предоставляют особую возможность для широкой пропаганды по основным темам (и в этой кампании нет ничего подсознательного); они дают избирателю ощущение участия в политическом процессе; они выступают, путем избрания депутатов в Верховный Совет, в качестве приводного ремня для передачи партийной политики «массам» (как называют русский народ его лидеры); и они также обеспечивают строгую проверку эффективности и надежности партийной организации…

«Пока нас фотографировали, мы обменивались шутками по поводу соотношения наших размеров» (на фото (слева направо) — профессор Р. Скэммон, Х. Донован, Ю. И. Павлов, Н. С. Хрущев, профессор С. Блэк, Г. А. Жуков)

За завтраком в понедельник, 17 марта, на следующий день после выборов, нам сообщили, что г-н Хрущев примет нас в полдень. В начале поездки мы попросили о встрече с одним или несколькими политическими лидерами Советского Союза, поскольку они были ведущими кандидатами на выборах, за которыми мы должны были наблюдать, но до этого времени мы не получили никакого ответа на нашу просьбу. Нас сопровождали наши официальные хозяева, г-н Л. Н. Соловьев, заместитель председателя Всесоюзного Совета профсоюзов; г-н Г. А. Жуков, председатель Государственного комитета по культурным связям с зарубежными странами (орган на уровне кабинета министров, отвечающий за обмены); и г-н Ю. И. Павлов, очень способный переводчик из Министерства иностранных дел. Мы не готовились к интервью, не считая того, что договорились не отнимать время очевидными вопросами, предлагающими возможности для длинных разглагольствований, которые могли бы быть использованы для советской пропаганды (пример: Вопрос — «В чем разница между советскими и американскими выборами?». Ответ — «Советские выборы демократичны, тогда как в США они контролируются Уолл-стрит и т. д. и т. д.»)…

Г-н Хрущев принял нас ровно в полдень в своем кабинете в штаб-квартире Центрального комитета Коммунистической партии на Старой площади №2…

Поблагодарив г-на Хрущева за прием, мы спросили его, правильно ли будет сказать, что в конечном счете окончательное решение о выборе кандидатов на выборах не принимается без консультаций с коммунистическими партийными органами на соответствующем уровне. Кандидаты выдвигаются на окружных предвыборных собраниях заслуживающими доверия людьми, ответил он. Несколько кандидатов отбираются по инициативе общественных организаций (профсоюзов, заводов и т. д.). Вы совершенно правы, отметив, что партийная организация играет важную роль в отборе кандидатов, добавил он…

«Когда мы завершили интервью, поздравив его с переизбранием (результаты еще не были объявлены, но не могли вызывать сомнений), он воспользовался возможностью для прощального выстрела» (на фото — итоги выборов в Верховный совет СССР, опубликованные 19 марта 1958 года)

Иностранцы часто не понимают, почему у нас только одна партия, продолжал г-н Хрущев. Они неправильно понимают советскую систему. Неудивительно, что у нас только одна партия, потому что мы должны представлять только интересы народа. В капиталистических странах существует множество классов и корыстных интересов, и у каждого есть своя пресса и политическая партия. В России есть только рабочие и крестьяне, а также интеллигенция, которая служит их интересам. В США существуют враждебные интересы работодателей и работников. В России нет враждебных интересов…

Несколько раз наш разговор возвращался к различиям между нашими двумя странами. Когда мы сказали г-ну Хрущеву, какое впечатление на нас произвела серьезность советской цели догнать и перегнать Соединенные Штаты, он ответил, что не знает, почему американский народ не воспринимает этот лозунг всерьез. Это совершенно логичная цель с советской точки зрения, сказал он. Наши темпы роста в три-четыре раза выше ваших (темпы роста валового национального продукта в 1959 году в США составляли около 2% и 6% в СССР), несмотря на то, что объем вашего производства больше. Я не знаю, когда это произойдет, но линии обязательно пересекутся. Мы все убеждены, что мы вас обгоним…

Рабочий день будет короче, с гораздо большим количеством свободного времени, объяснил г-н Хрущев. Люди будут работать по три-четыре часа в день, и этого будет достаточно для удовлетворения всех материальных потребностей…

«Он все еще, кажется, смотрит на внешний мир или, по крайней мере, на Запад через красные очки, изготовленные Марксом» (на фото — Н. С. Хрущев после голосования на выборах. Москва, 16 марта 1958 года)

Когда мы завершили интервью, поздравив его с переизбранием (результаты еще не были объявлены, но не могли вызывать сомнений), он воспользовался возможностью для прощального выстрела: здесь все способные люди могут развивать свои таланты. В США у вас должны быть средства и деньги. Там семена талантов падают на бесплодную почву. В России у нас есть пословица: «Хорошо смеется тот, кто смеется последним» (очень старая русская пословица). Мы можем выбирать из населения в 200 миллионов человек, а у вас есть только капиталисты и слуги капитализма. Подумайте об этом, пока не поздно…

Во время разговоров с советским лидером и наблюдений за другими аспектами российской жизни, у нас сложилось впечатление, что советская элита имеет лишь ограниченное представление о внешнем мире. У г-на Хрущева очень практичный подход к внутренним проблемам своей страны, но он все еще, кажется, смотрит на внешний мир или, по крайней мере, на Запад через красные очки, изготовленные Марксом…

Публикация Евгения Жирнова